Обратная связь
(4822) 32-18-52
C
Ветер: , м/сек.
Влажность: %
Государственная телевизионная и радиовещательная компания «Тверь» (областное ТВ и Радио)


Чт, 16 Августа 2018, 12:08
500

Археология в Тверской области: интервью с Игорем Черных

Передачи Россия 24

15 августа отмечается День археолога. Это не официальный, но все же праздник. И сегодня гость программы - заместитель генерального директора Тверского государственного объединенного музея по археологии Игорь Николаевич Черных.

Здравствуйте, Игорь Николаевич, с праздником! В Античности археологии не было, во время Возрождения тоже. Когда же она появилась?

Интерес к древности был всегда, это известно из летописей. Например, новогородцы собирали более ранние бусы и т.д. Однако официально зарождение науки археологии относят к 18 веку, связано с именем Винкельмана, который был библиотекарем. Родился он в городе Штендаль Прусского Королевства. Вторая половина 18 века - время становления археологии. Можно сказать, что это молодая наука.

Археологов часто называют исследователями, романтиками, иногда следопытами, которые опоздали на несколько тысячелетий, что-то ищут, интересные находки находят. Где же можно научиться такой интересной науке?

Наше ремесло не входит в официальный список профессий России. Это небольшое количество кафедр археологии в Ленинградском, Московском, Воронежском университетах, в вузах в Сибири. Там, где существует кафедра археологии, готовят профессионально. Археологами становятся историки, культурологи, хотя их несколько лет назад обижали, не считая образование культуролога достаточным для получения листа на археологические исследования. И вуз, который был у нас - филиал Славянской академии РГУ им. Косыгина, археологию преподавал сильно. Поэтому историки, люди других профессий, они вполне могут быть археологами.

А молодые кадры к вам приходят?

Такого притока, ажиотажа как в 70-е годы, давно нет. Это было связано и с материальной составляющей, с тем, что в нашем обществе уже романтики нет. Тут уже романтику заменяют деньги. Когда начались договорные работы, уже в постсоветское время, связанные с землей, столкнулись с проблемами, задачами, появилось огромное количество людей, которые стали называть себя археологами, но мы их называем "держателями открытых листов". Т.е. он обучен, чтобы провести какие-то полевые исследования, написать отчет об этих исследованиях и все. Вот таких людей образовалось очень много.

И до сих пор есть?

Они до сих пор есть. И создают многочисленные организации, которые занимаются посредничеством, наукой не занимаются вообще.

То есть вам сложнее работать?

Нам, бюджетникам, труднее работать, трудно конкурировать с многочисленными ООО. Но, тем не менее, археология развивается, открытия происходят.

А в чем особенность, специфика науки археологии, чем она отличается от других?

Специфика в том, что она изучает древность, древнюю историю. Когда-то изучали дописьменный период, письменных источников. Единственные знания - для реконструкции прошлого - это были археологические исследования, поиск артефактов, восстановления на этой основе, получение знаний о прошлом. Сейчас археология включила в себя периоды, которые начинаются 100 лет назад вглубь веков. Кому-то это нравится, нам далеко не нравится.

Игорь Николаевич, а вы сколько занимаетесь археологией? Что самое интересное нашли, открыли?

Я в 1978 году закончил кафедру археологии Ленинградского университета и решал 3 задачи, которые я сам себе поставил: создать музей археологии, удалось начать исследовать город Тверь с помощью моих коллег и привести в порядок фонды археологические. А третья проблема - это не только мне, но и внукам нашим придется решать, дай Бог, чтобы удалось это решить. Фонды хранения материала, обработки материала и введения в научный оборот - это колоссальная работа, которая необходима. Если бы не было раскопок в местах хозяйственной деятельности, то пришлось бы вести раскопки в фондах.

А сам я в 16 лет поехал в первую экспедицию от музея нашего, благодаря Юрию Николаевичу Урбану, который ушел из жизни - мой первый учитель - тоже заканчивал Ленинградский университет. Это была стоянка Языково в Кашинском районе, неолит, огромное количество интересных находок, и у меня специализация была - неолит новый каменный, эпоха бронзы. А с 1978 года я официально работаю в музее, в этом
году - 40 лет. И мне приходилось копать все. Мы в свое время имели бюджетное финансирование, планировали исследования, которые нужны были либо, чтобы закрыть темное пятно, либо мы создавали много музеев, у нас 32 филиала, создавали археологические экспозиции. Мы проводили археологические разведки совместно с университетом нашим. Все памятники были интересные, но наиболее - ранний железный век, эпоха бронзы, неолит, мезолит. На реке Шоша, там же мы копали с помощью комплекса Завидово - это называется национальным парком, несколько могильников эпохи бронзы. Интереснейшие могильники, они хорошо опубликованы моими коллегами из института археологии, с которыми мы вместе работали. Это были замечательные открытия. Приходилось нашим сотрудникам исследовать более древние памятники в Тверской области. Они находятся на Комсомольском проспекте. И это стоянка, которая относится к 16 тысячелетию до. н.э. - бивень мамонта и т.д. Каждый год случаются открытия, одно из последних - открытие древнейшего слоя культурного - памятников палеолита древнего каменного века. Это примерно 10-13 тысячелетия до н.э. на Волге - Пеновский, Селижаровский район. И второй момент - эпоха бронзы и без бронзы. В последние годы пошли находки бронзовых топоров. Наша область перестает быть белым пятном в эпоху бронзы.

Ежегодно у нас проходит научная конференция, туда приезжают археологи и вы ее готовите. Насколько она важна?

В 1993 году мы осознали, что нам есть что сказать по поводу исследований и по поводу Тверской земли. И мы приняли решение - проводить два семинара, тема: первобытность и средневековье. Мы стали проводить раз в 5 лет пять конференций, наших семинаров прошло уже 21. Постепенно слухи прошли, что здесь специалисты хорошие, атмосфера благоприятная, дружелюбная, критика конструктивная. В итоге наш семинар приобрел международное значение. Собирается 70 археологов, люди участвовали от Калининграда до Читы. И от Архангельска - до Астрахани.

Тематика - проблематика - лесная зона в эпоху первобытности от каменного века до средневековья до появления славян на нашей территории. В ходе работы завязались контакты научные. Теперь наши стали к ним туда приезжать, использовать их возможности, в лаборатории по радиоуглеродному датированию. Их специалисты приезжают к нам работать, научный дружеский коллектив. И говорят: мы - дети тверского семинара. Мы издаем материалы, у нас вышло 11 сборников, начиная с 1994 года, они расходятся по всему миру, авторы их получают. Как-то запросили для библиотеки конгресса США.

Что на ваш взгляд еще стоит исследовать на территории Тверской области? Назовите важные точки.

Исследовать можно много. Надо знать - для чего? Чтобы лучше понять историю города - это работы, которые ведутся в Кремле, там Химик, Спас, вот эти работы важны. Но они не всегда объемны. Нужны полноценные раскопки. На Химике - для изучения города. Они идут, но это не тот объем и масштаб. Дальше - надо больше думать не о том, что раскопать, а что сохранить, что у нас есть. Археологические исследования в виде раскопок - это исключительная мера по сохранению памятников. А главная мера - не разрушать, не копать. Четче должен работать наш орган охраны памятников в плане контроля всей территории, надо думать о том, чтобы у них были инспекторы. Чтобы они могли ездить и предотвращать. Разрушенных памятников у нас очень много, которые привлекают "черных копателей" и кладоискателей. Это большая задача, чем копать.

Игорь Николаевич, в Египте есть - пирамиды, куда приезжают из разных стран мира посмотреть, в Великобритании - Стоунхэндж, а что у нас, в Тверской области, что привлекает туристов с точки зрения археологии, чтобы посмотреть, полюбоваться, удивиться?

У нас есть для туристов - комплексы, сочетающие в себе могильные памятники и поселения. Есть группы сопок, курганов, которые интересны с точки зрения их посмотреть. Если говорить об архитектурной археологии, то тоже мы могли бы многие объекты музыфицировать. Поселенческие структуры - нет смысла. Только строить археологические деревни, новоделы. Наверное, музыфикация раскопов или использование
объектов, которые выражены на поверхности для туристических маршрутов.

Много еще предстоит исследовать, изучить, надеюсь у вас хватит сил, возможностей, желания, еще раз - с праздником, спасибо за беседу.

Пользуясь случаем, хочу поздравить своих коллег.
Другие выпуски
Все выпуски

Обратная связь
Новости дня