Обратная связь
(4822) 32-18-52
C
Ветер: , м/сек.
Влажность: %
Государственная телевизионная и радиовещательная компания «Тверь» (областное ТВ и Радио)


Пн, 4 Февраля 2019, 14:12
185

Интервью с главным врачом Центра им. В.П.Аваева Каринэ Конюховой

Передачи Россия 24

Темой сегодняшней беседы станет медицина. Мы поговорим с заслуженным врачом Российской Федерации Каринэ Александровной Конюховой.

Здравствуйте! Вы руководите Тверским областным Центром специализированных видов помощи имени Аваева. 

В этом году больнице Аваева исполнилось 140 лет. Скажите, сколько лет вы руководите Центром и сложно ли быть его руководителем?

Наверное, сложно. Но интересно. Действительно, это большой срок, вообще я в этом учреждении 43 года. Начинала с института, я пришла сюда в 1975 году, отработала 5 лет врачом, потом 5 лет была заведующей поликлиникой. А потом умер наш главный врач, и я его сменила в 1985 году, и с 1985 года я здесь в качестве руководителя. Я всегда говорю, что мне казалось на тот момент, что 5-летний цикл - это мой цикл. Что через 5 лет работы главным врачом и должна буду поменять сферу деятельности, потому что станет скучно. Но скучно не стало в первую очередь оттого, что у нас очень мобильный коллектив, очень подвижный, очень легко отликающийся на новые идеи, проекты, предложения и если начать анализировать по годам с 1985 года. Наверное редкий год, когда у нас не было новых масштабных прорывных проектов, которые меняли какие-то направления нашей работы и поэтому, когда реализуются новые проекты, это какое-то новое дыхание, новые человеческие инвестиции, и поэтому могу сказать, что не скучно.

А можете сказать, как вы начинали, скорее всего это было сложно?

Действительно, было не просто, потому что у нас было три здания в разных концах города: на Ефимова было два здания, где была поликлиника и венерологический стационар, и на территории бывшей второй больницы тоже здание, в котором занимали один этаж, на втором этаже был дом санитарного просвещения, медицинское училище. И это был конгломероат не очень понятный. Даже не в этом дело. Здания были полуразрушенные, материально-техническая база была печальная. До такой степени, что мне было стыдно заходить в палату к пациентам. У нас была тяжелая финансовая ситуация.

Я помню одно из заседаний обкома партии, куда меня не взяли, но я должна была сидеть в приемной и на подхвате, если понадобится какая-то информация, а там в зале был руководитель облздравотдела Ханкарян, которого я по сей день считаю своим учителем в плане организации здравоохранения, и я через приоткрытую дверь слышу вот эту фразу, что нечего им делать в центре города. Во мне тогда еще было много юношеского максимализма, я рывком открываю двери и говорю: мы для того и существуем, чтобы мы могли спокойно ездить в трамваях, ходить по улицам. В таком порыве. И я помню, что председательствующий на этом совещании сказал: хорошо-хорошо. Вы не переживайте, мы все утрясем. И все решим. И может это сыграло роль и нам разрешили делать проект, который мы реализовали здесь.

Я, как Фрося Бурлакова поехала в Москву в Минфин, взяла с собой записанные кадры из наших палат. И когда я пришла к куратору нашему, она сказала, где вы были до сих пор. Это был 1995 год, началось финансирование проекта. И за 5 лет это 5-этажное здание было построено. С нуля. Если вы посмотрите улицы на здание, то вот это красная кирпичная стена - это единственное, что оставалось от 1-го родильного дома в Твери, который был построен на средства жертвователей в 1912 году. И был оснащен современным оборудованием, каждая палата носила имя мецената. Василия Петровича Аваева уже давно не было в живых, но территория - Затмачье - была выкуплена, когда строилась больница. Земля была предоставлена для строительства родильного дома, одна из палат носила имя Аваева. Вот эта стена единственная оставалась на территории и двухэтажное здание, которое в 1985 году мы отремонтировали. Мы начали строить, прошли госкомиссию, было торжественное открытие в марте 2001 года, это было первое медучреждение, построенное за последние 17 лет. Это было серьезной победой. По тому времени оно было очень современным, продуманным. Проект здания делал Анатолий Иванович Кустов. У нас есть мастерская Кустова Валерия Анатольевича, а тогда был его папа, который делал нам проект. Очень сложный был проект, его надо было вписать в историческую часть города, он должен быть современным, но не диссонировать с памятниками. Анатолий Иванович отдал нам недоработанный проект, сказав, что всю логистику мы должны выстроить сами. Каждый этаж мы продумывали, и когда переехали после руин, в собственное счастье не верили. А в Аваевском здании в двухэтажном, которое в 1985 году мы отремонтировали, там были кабинеты по обе стороны коридора. И ваша коллега-журналист пришла ко мне и говорит, как у вас стало хорошо и красиво. А меня когда-то привозили на обследование в то здание, и я с ужасом шла по этому темному коридору, у меня содрогалось все внутри, я боялась к чему-нибудь прикоснуться, уже много лет прошло. Разговор был у нас в 2001-2002 году, у нее хороший литературный язык, я так образно эту историю представила, себя - на месте ее в этом темном мрачном коридоре. И это название, которое удручало людей. И тогда я себе сказала: мы должны сделать так, чтобы очередной визит не вызывал у него содрогания, отторжения. Наверное, если внутри этого учреждения есть свой стиль, то это мое мироощущение. По оформлению, по дизайну, оно не стандартно.

Теперь о самом главном.

Самое главное - это коллектив, это врачи, и средний персонал, регистраторы и каждая санитарка, которая здесь работает. Я в праздники, когда поздравляю всех, говорю, что коллектив - это команда. Я не подбирала ее специально, но сложилась такая традиция, что если человек, придя к нам, принимает наш устав, он остается здесь работать. А если не принимает, он уходит сам. Т.к. есть своя атмосфера, свои правила игры. Подбор кадров так сформировался, что я горжусь докторами, которые здесь работают.

Вы оказываете такие услуги, которые в других учреждениях не оказывают. Расскажите более подробно.

Я в Питере побывала на конференции, и тогда задала себе вопрос: что у нас есть для подростков, не в Тверской области, а в стране. Нет фильмов, общественных объединений, нет отдельной медицины, а подростки - это такое слабое звено. И с точки зрения физиологической много всяких перестроек, и с точки зрения психологии. К ним нужен особый подход, у них тоже бывают личные трагедии, отклонения в здоровье, и нужны люди, которые поймут, не осудят, а поймут. Помогут и подскажут. Мы создали «Клинику дружественную к молодежи». Официально называется Центр охраны репродуктивного здоровья подростков и молодежи. Мы получили от ЮНИСЕФ звание «Клиника дружественной молодежи», это статусное название. Набрали туда коллектив молодых специалистов, которые с ним разговаривают на одном языке, которым понятны их боли, проблемы, радости и печали. Мы взяли туда акушера-гинеколога, уролога, психолога. Получилась мультидисциплинарная команда, которая комплексно могла оказать помощь. Это был первый шаг, который мы сделали. А потом были хлопоты департамента здравоохранения. У нас была высокая передача ВИЧ от матери к ребенку в области. Центр СПИД не мог расширить рамки, чтобы оказывать им комплексную помощь, материально-техническая база не позволяла это сделать. И это был следующий шаг, который мы сделали. На тот момент процент передачи ВИЧ от матери к ребенку был чуть ли не первым по России. 13-14 детей рождались с ВИЧ-инфекицией, было понятно, что здесь нужен другой взгляд на то, как им оказывать помощь, проводить профилактику, и были у нас отягчающие обстоятельства, это наша низкая плотность населения и протяженность области. Беременные не могли наблюдаться здесь, корректировать вирусную нагрузку. Тогда мы открыли амбулаторный прием и круглосуточный стационар для беременных и детей. Эту категорию передали нам. За эти годы у нас практически нет отказов от детей. У нас в прошлом году был ноль передачи ВИЧ от матери к ребенку, в позапрошлом году показатель был в 2,5 раза ниже чем по России. Это хорошие результаты работы, которые мы на протяжении многих лет проводили. Когда мы брали их в 2007 году на себя, были смерти детей от ВИЧ-инфекции. Сегодня мы своих детей доращиваем до 18 лет и отпускаем уже во взрослую жизнь, они переходят в Центр СПИД. Заболевание хроническое, но они живут. Они находят себя в жизни, у нас девочка поступила в медицинское училище и будет работать в медицине. Они нас радуют, и у нас опустели детдома. У нас многих детей от вич-инфицированных взяли в семьи.

Еще одно направление вашей работы, вашего Центра - это, расскажите. Клиника женского здоровья.

Все, что я рассказывала в сознании населения не поменяло наш статус. До 2011 года мы для всех оставались кожвендиспансером. А Клиника женского здоровья очень востребованное отделение, блестящие специалисты, каждый из которых - ограненный алмаз. Я их берегу, лилею, холю. И те результаты, которые мы даем, здесь на высочайшем уровне. И это не только моя оценка. Отделение уникальное. То, что касается реабилитации женщин, которые перенесли онкозаболевание, нет во всей России. И главный мамолог Надежда Рожкова, она каждый год приезжает к нам сюда, наблюдает за нашими успехами, и говорит, что на всех конференциях я привожу ваш опыт, потому что это комплексный подход помощи женщинам, перенесшим тяжелую операцию. И то, что касается ранней диагностики. В этом году показатель выявления рака молочной железы у нас 80%. Это очень высокий процент, потому что даже в тех указах Президента они дают 63%. У нас показатель гораздо выше. И это наше отделение скрининга ранней диагностики, где блестящие рентгенологи работают, которые видят 2 мм опухоль. Это высокое качество работы. Каждую мамограмму смотрит два специалиста, чтобы не допускать ошибок. Сейчас мы занялись плотно ранней диагностикой шейки матки, это та патология, которую можно предотвратить. Если мы выявляем на ранних стадиях патологию, которую можно пролечить. У нас есть оборудование, которое позволяет нам это делать. И сейчас мы на стадии подписания приказа, который должен сыграть важную роль в ранней диагностике и в профилактике развития рака. Это приказ, который касается диспансеризации, который все ругают. Но сейчас мы договорились, что все исследования на наличие рака шейки матки, вируса папиломы человека будут проводиться в Центре Аваева на этом оборудовании. Оно единственное в области, такого нет нигде. Каждая женщина, которая пройдет исследование, она будет мониторироваться дальше, куда она пошла лечиться, очень большие средства тратятся на диспансеризацию, очень хотелось бы увидеть результат.

18 Вы человек по натуре энергичный, позитивный, у вас много творческих планов, вы награждены в Кремле за ваш труд.

Награда вручалась в Кремле. Наградили не меня, наше учреждение за лучший проект в онкологии. В рамках проекта было много направлений, и в том числе наш проект «Моя мелодия» с пациентками, которые в нем участвовали, был тоже частью этой номинации. И ездила я туда с этими пациентками. Которые смелые, и которые пошли на эту красивую съемку. Мы ездили туда вместе. И они были счастливы. Это награда называется «Будем жить», она им и посвящена. Конечно, это было приятно.

Недавно вы встречались с губернатором, можете рассказать об итогах встречи.

Игорь Михайлович озабочен, что у нас не очень хорошие показатели по смертности населения, в частности, по онкологии. Мы обсуждали те шаги, которые нужно предпринять, перспективы, отработать стратегию по профилактике. Т.е. я не онколог, но вопросы ранней диагностики мы обсуждали. В рамках проекта говорили, что в нашем учреждении, первом в области в 2020 году должен открыться Центр амбулаторной онкологической помощи. Это новое подразделение, которое прописано в программе борьбы с онкологическими заболеваниями в рамках указа президента. И если сейчас наш функционал касается только репродуктивного здоровья женщин, то в новом центре будут все направления, вся патология онкологическая. Скорее для взрослых. Наиболее часто встречающиеся онкозаболевания, которые можно скрининговать на раннем этапе. Наша задача - провести скриниг, выявить заболевание и направить на лечение уже с готовым диагнозом. Мы будем неким фильтром между первичным амбулаторным звеном и онкологическим диспансером. Потому что очень большое количество пациентов в окнодиспансере. Это общемировая проблема. Онкология семимильными шагами шагает. Но если фильтры работают и можно поймать пациента на ранней стадии и пролечить его и дать шанс на жизнь, то к этому мы и будем стремиться. А окнодиспансер освободить от несвойственной работы, они должны заниматься работой с пациентами, у которых уже установлены диагнозы. Беседа с Игорем Михайловичем была конструктивной, и я верю, что мы должны сделать рывок.

Я благодарю вас за то, что вы уделили нам внимание, желаю вам удачи и новых проектов.
Другие выпуски
Все выпуски

Обратная связь
Новости дня